[Yozhik]
a.k.a Valery // С похмелья я всегда трансперсонален
Название: Идущие рядом с тобой
Фэндом: A-Team
Пейринг/Персонажи: Красавчик, Мердок, Ганнибал, Би Эй, Эми, оригинальные персонажи
Жанр: мистика
Рейтинг: G
Краткое содержание: Мердок видит призраков, Эми привыкает к Команде, Команда путешествует

«Кто он, идущий рядом с тобой», – иногда вспоминал Мэрдок на грани между сном и явью. Было время, когда он только и разговаривал, что чужими стихами, и это, как ни странно, больше раздражало Красавчика, чем, скажем, БиЭя. БиЭй – тот стихи пропускал мимо ушей. А вот Красавчик пытался ещё и смысл отыскать, и потому через час-другой пересказанного близко к тексту Шекспира или Уитмена начинал беситься. Потом развлечение приелось, километры рифмованных и не очень строчек ушли в глубины памяти до следующего раза, и только несколько фраз то и дело возвращались.
«Кто он, идущий рядом с тобой», – думал Мэрдок, краем глаза замечая в коридорах призрачные фигуры: госпиталь был старый, и то, что в нём вполне могли водиться привидения, Мэрдока не беспокоило. Он и не такое видел. Живые – хуже.

На самом деле тени в госпитале не были первыми, не были в новинку; первой была – много лет назад – маленькая девочка, чуть различимым движением руки указавшая Мэрдоку нужный приток на реке; без неё он вообще не заметил бы, что там есть хоть какое-то течение: русло протоки почти полностью было скрыто от глаз низкорослыми деревьями. Девочка ещё раз махнула рукой и растворилась в воде.
Мэрдок долго думал потом, зачем ей было помогать незнакомым людям из чужой земли; он даже рассказал остальным о том, что видел, и поделился своими сомнениями. БиЭй промолчал, но на лице его отчётливо читалось «Боже, почему меня окружают психи». Красавчик пожал плечами: «Парень, может ты ей просто понравился?» Ганнибал начал длинное рассуждение о человеческих мотивах, Мэрдок минуты через три пожалел, что вообще заговорил, а беседа странным образом свернула на неизменную бдительность и осторожность. Мэрдок на секунду прикрыл глаза, зевая, и в пляске света и тени под закрытыми веками увидел ту девочку – она смеялась, прижав ладошку к губам.
Она так и осталась загадочным воспоминанием, возвращавшимся иногда во сне, но с каждым годом всё реже и реже. Другие были, другие мелькали и исчезали, не успевая даже запомниться, иногда Мэрдок замечал на их лицах удивление, а чаще – безразличие, но та девочка осталась первой и единственной, попытавшейся хоть как-то пообщаться. Может быть именно поэтому Мэрдок больше ни разу никому о ней не рассказывал, словно боялся спугнуть.

***
Фургон неторопливо тащился по разбитой сельской дороге, не на что было даже посмотреть, поэтому Мэрдок развлекал Эми и Красавчика простенькими фокусами с бумажками – хотел было с часами, но Красавчик свои не отдал. Пару раз Мэрдоку показалось, что он опять слышит незнакомые голоса, он повернул голову, прислушиваясь: нет, наверно, кричат где-нибудь неподалёку. Если бы ему вдруг по-настоящему стало хуже, голос был бы не снаружи, а снаружи – значит, всё хорошо.
– Вы ничего не слышите? – на всякий случай уточнил он, схватив Эми за руку.
– Тебя, – мрачно отозвался БиЭй, в кои-то веки раздражённый долгой дорогой.
Красавчик помотал головой, а Эми неуверенно ответила:
– Наверно мимо шумной компании проехали, кричат, а слов не разберу.
А потом, на стоянке, пока БиЭй протирал стёкла фургона, а Красавчик любезничал с продавщицей в газетном киоске, из тени под деревьями выступила девушка, укрытая зеленоватым сиянием.
Мэрдок сразу понял, что она самое настоящее привидение – потому что она посмотрела именно на него, и потому что из пустоты недовольно заворчал Билли, и ещё просто потому что он знал. Точно так же, как знал, что ветер тёплый, что откуда-то издалека пахнет яблоками, что у его левого кроссовка треснула подошва и пропускает воду. Он даже не удивился, в конце концов он давно привык к тому, что сам не может различить, где он действительно замечает нечто необычное, а где всего лишь выдумывает и преувеличивает, чтобы разрядить обстановку, поддразнить друзей или развлечься. После Билли, голосов ниоткуда, внезапных озарений и жалующихся на жизнь предметов какие-то призраки были… логичны. И даже слегка скучноваты. Если зелёную даму видел только он, Мэрдок – значит, она расскажет ему, что ей надо. А если не расскажет, значит, не больно-то и хочет. В любом случае, это не его проблема. Пока что.
– Эй, – окликнул Мэрдока БиЭй, – хорош мечтать, псих, тащи сюда чистую воду.
– Лечу! – радостно крикнул Мэрдок. Достаточно громко, чтобы разбудить задремавшую на пассажирском сидении Эми, заставить Ганнибала поперхнуться остывшим кофе и спугнуть привидение.
Лететь не получилось – через пару шагов Мэрдок с плеском наступил в лужу, ещё раз вспомнил о дыре в подошве и демонстративно пропрыгал до колонки на одной ноге.
– Я помогу, – бросилась к нему Эми, и Мэрдок благодарно кивнул.
Ему было интересно, насколько можно полагаться на эту хорошенькую Эми Аллен.
Он уже заметил, что она не дура; всей командой они успели обсудить Эми со всех сторон и пришли к выводу, что некоторым количеством благородного безумия она не обделена; БиЭю, пожалуй, хватило и того, что она не курит; но у Мэрдока были свои критерии.
– Вон там под клёном стоит привидение, – будничным тоном сообщил он, качая воду.
Глаза Эми округлились и она попыталась незаметно оглянуться через плечо.
– И чего оно хочет? – шёпотом спросила она, так ничего и не разглядев.
– Стоять оно хочет, – ответил Мэрдок.
Эми нахмурилась, кивнула и подняла ведро. Мэрдок подхватил второе – и как раз вовремя.
– Мне хоть кто-нибудь поможет помыть машину? – подозрительно тихо вопросил БиЭй. – Если нет – дальше все идут пешком.

Стемнело быстро.
К счастью, зоркий Красавчик разглядел вывеску мотеля, и рисковать фургоном на незнакомой дороге в темноте не пришлось.
В первом свободном коттедже обнаружилась одна комната и очень старательно работающая печка – и Мэрдок заявил, что никуда отсюда не уйдёт, пока не высохнет. И затребовал себе в компанию Красавчика – тот устало вздохнул, пробормотал что-то про «пекло», но спорить не стал. Во втором комнаты было две, и ту, что крепче запиралась, выделили Эми и багажу.
Несмотря на беззвучно высказанное недовольство, Красавчик заснул быстро, предупредив Мэрдока, чтобы тот не вздумал посередь ночи требовать помощи в какой-нибудь авантюре. Мэрдок пообещал, он вообще пребывал в хорошем настроении и готов был пообещать кому угодно что угодно. Тем более ночь была тихая, и авантюры легко можно было отложить до утра. А о требованиях помощи на рассвете речь не шла.
Сон не шёл, Мэрдок глазел в окно, переводя взгляд с фургона на серп луны в небе. Думалось почему-то о том, чтобы познакомить Эми Аллен с разумным воробьём Бартимеусом, обитавшим под крышей госпиталя. И вот если она заметит, что разум разумом, а старина Барти полностью и абсолютно чокнут – значит, из неё выйдет толк. Барти, конечно, попытается притвориться обычной птицей, но если речь зайдёт о хлебных крошках…
И тут всё та же зелёная дама возникла прямо перед окном, вырвав Мэрдока из увлекательного процесса моделирования ситуации.
– Ты кто? – одними губами спросил он.
Она склонила голову набок, совсем по-птичьи – или сказывалось то, что краешком сознания Мэрдок всё ещё думал о воробье.
– Ты кто? – снова, очень медленно повторил он, не уверенный, что она услышит и поймёт.
Она протянула руку и коснулась стекла. Там, где она вела пальцем, оставался морозный след, правда, очень быстро таявший, видимо, из-за жары в комнате.
Мэрдок с трудом успевал прочесть стремительно исчезающие зеркально отражённые буквы.
«Колд-Спрингс», – написало привидение.
И затем, после краткого колебания: «Лоррейн».

Эми проснулась от того, что резкий порыв холодного ветра распахнул окно и тут же его захлопнул. Она поёжилась, накинула куртку и вышла на крыльцо, сама над собой посмеиваясь: это же первая заповедь любого человека в непонятной ситуации – никогда не ходи ночью один проверять, что случилось.
Мэрдок стоял на улице и заинтересованно разглядывал окно того коттеджа, где ночевал он.
Обернувшись на звук шагов Эми, он махнул рукой, потом ещё раз оглядел раму, потёр пальцем стекло – и пожал плечами.
– Колд-Спрингс – это где? – спросил он.
Эми уже успела привыкнуть к его манере заводить разговоры на совершенно неожиданные темы.
– Не знаю, – честно ответила она.
– Моё привидение оттуда, – уверенно заявил Мэрдок. – Я хочу его найти, раз оно моё. Ты поможешь мне уговорить всех поехать туда.
– Но Мэрдок, – Эми беспомощно развела руками, – вы же ещё не высадили меня на ближайшей автобусной станции только потому, что я вас шантажирую.
Она ожидала любой реакции, но не того, что он кивнёт и очень серьёзно скажет: «Да, это проблема».
И ей неожиданно захотелось рассмеяться и одновременно – извиниться.
– Тогда ты его мне найдёшь, – после нескольких минут молчания добавил Мэрдок. – Ну, если мы тебя высадим. Тебе же всё равно будет нечего делать.
И вот теперь Эми расхохоталась. Это Мэрдоку понравилось: лишнее доказательство оптимизма.

– Ганнибал, – сказал наутро Мэрдок, – я хочу найти привидение.
– Нет никаких привидений, ты, ненормальный, – тут же ответил БиЭй. Эми показалось: он даже не вслушивался в слова Мэрдока, а реагировал чуть ли не автоматически, на ключевые фразы.
– Как так нет, его и Билли видел!
– А твой воображаемый щенок вообще ничего видеть не может!
– Ладно тебе, БиЭй, – вмешался Красавчик, – нам всё равно ещё с месяц лучше не светиться по большим городам, какая разница, что искать, работу или привидений.
– Работа хотя бы существует, – проворчал БиЭй. Звучно фыркнул в знак окончания разговора и решительно отобрал у Эми чемодан с вещами, которые они не рискнули оставлять в фургоне на ночь.
– Эй, эй, сворачиваем вон туда, – внезапно закричал Мэрдок, стуча по спинке водительского кресла.
БиЭй резко затормозил, да так, что фургон чуть не занесло и не выкинуло с дороги.
И Эми не поверила своим ушам. БиЭй Баракус, одного вида которого было бы достаточно, чтобы напугать пару-тройку хулиганов, если не больше, пробормотал сквозь зубы «Ах ты сахар», ни на секунду не запнувшись и не показав, что имел в виду какое-нибудь другое слово на «с». Эми подумала, что когда-нибудь потом, когда и если вдруг для этих людей она перейдёт из категории «она может остаться» в категорию «она вроде как с нами», она не отказалась бы познакомиться с миссис Баракус – просто чтобы узнать, кому удалось вырастить столь странного человека.
– Извини, – улыбнулся Мэрдок. – Машину я пугать не хотел. Просто мне надо туда.
И Эми почти не удивилась, разглядев на пыльном указателе то самое «Колд-Спрингс».
– А правда, – вдруг сказал Ганнибал, – какая нам разница, где переждать. Это вот мисс Аллен лучше бы не пропадать. Вдруг её начнут разыскивать.
– Я скажу, что ищу материал, – тут же выпалила Эми. – Пожалуйста, можно я с вами?
Почему-то ей очень хотелось знать, отыщет ли Мэрдок следы своего привидения.

Родники в городишке Колд-Спрингс действительно были, и Мэрдок подумал, что нужно будет успеть проверить, насколько они холодные. Потом. Если время найдётся. Он почти не сомневался, что на сей раз название врёт.
Объяснить своё мнение он бы не смог, просто город ему уже не нравился. Сонный и липкий, как муха, угодившая в ленту под потолком, пыльный, окружённый полями, город и сам выглядел призраком. Без сомнений, скончавшимся от скуки и не заметившим этого.
Но зачем-то же его сюда позвали. Вернее, привели.
Может быть, чтобы не было так скучно? Если так, то они нашли нужного человека. Нужных людей. В своём таланте оживить даже самое скучное место на земле Мэрдок не сомневался никогда; в том, что остальные непременно помогут – тоже.
Мэрдок с сожалением отказался от мысли отыскать полицейский участок, с шумом и треском заломиться туда и потребовать подать ему всех Лоррейн и всех, кто мог стать привидением. Во-первых, его бы не поняли, во-вторых, они собирались тихо отсиживаться в глубинке. Хотя «тихо» и «глубинка» в его представлении сочетались плохо, это Мэрдок всегда объяснял себе любовью к фильмам ужасов: в них самое интересное всегда происходило в маленьких забытых всеми городишках. Кроме фильмов с Ганнибалом, в тех всё самое-самое случалось на пляже. Когда-то давно Мэрдок решил для себя – это потому что Ганнибал ничего не понимает в сухопутных монстрах; он всё хотел предложить себя в сценаристы, но никак не успевал.
БиЭй высмотрел заправку; Красавчик вслух рассуждал о том, есть ли хоть малейший шанс познакомиться с девушкой посимпатичнее; Эми искала взглядом телефонную будку; а сам Мэрдок вдруг вспомнил о своих проблемах с обувью и теперь гадал, как здесь с магазинами.
– Кто-нибудь видит, где можно перекусить? – задумчиво спросил Ганнибал.
Мэрдок тут же проникся уверенностью, что полковнику Колд-Спрингс тоже не понравился.
Впрочем, яблочный пирог в небольшой закусочной оказался ничего, зато пиво – тёплым, а кофе – безвкусным, а официантка никак не отреагировала на обаяние Красавчика.
И ещё одним человеком, не испытывающим тёплых чувств к городу, стало больше.
– Давайте искать привидение! – потребовал Мэрдок.
– Ты имеешь в виду – информацию о возможном привидении? – уточнила Эми.
– Не потакай ему, – возмутился БиЭй, – он же ещё что-нибудь выдумает!
Лоррейн, – а Мэрдок не сомневался, что тогда в мотеле привидение ему именно представилось, – на секунду мелькнула на тротуаре, скрываясь за поворотом. На сей раз недовольное рычание Билли Мэрдок додумал сам, слишком уж хорошо оно бы вписывалось в картину.

БиЭю сразу показалось, что что-то не так, и он аккуратно остановил фургон у перекрёстка. Старушка, привлёкшая его внимание, спускалась с крыльца, опираясь на старую палку и на перила, держалась она как-то, на взгляд БиЭя, слишком уж твёрдо: когда с таким видом ходил какой-нибудь малыш в детском центре, БиЭй точно знал – слёзы были делом нескольких секунд, любая мелочь вызвала бы взрыв.
В случае со старушкой мелочью оказалась выскользнувшая из пальцев палка.
И, наверно, надо было учитывать, что выглядит он не особо-то успокаивающе, что старушка знать его не знает и что в маленьких городах на приезжих вообще редко спокойно реагируют – но не успела она даже поднять руку, чтобы вытереть непрошенные слёзы, как БиЭй уже протягивал ей упавшую палку.
– Что случилось, матушка? – спросил он тоном, который обычно приберегал для детишек да для телефонных разговоров с матерью.
Старушка покачала головой. БиЭй не сразу, но понял: сначала ей всё-таки надо выплакаться; хорошо ещё, что она не рассердилась на непрошенное вмешательство.
Так что он терпеливо ждал. А потом предложил:
– Матушка, может, мы вас подвезём?
Абигейл Портер, – представилась она чуть позже, в последний раз провела платком по лицу и слегка наигранно улыбнулась Ганнибалу: «Но для такого милого джентльмена можно и Эбби».

– Там его тоже нет, – первым делом сообщила Эбби выбежавшей ей навстречу девушке.
– Кого? – сразу же спросил Мэрдок, не успев договорить, он зажал себе рот рукой и еле различимо пробубнил: – Извините, я просто молчаливый прохожий.
– А вам не кажется, – голос девушки чуть дрогнул, но она всё же справилась с эмоциями, – что это не ваше дело?
– Кажется! – с готовностью подтвердил Мэрдок.
– Мы живём с того, что решаем не свои дела, – подключился к разговору Красавчик.
– Ганнибал, докажи, что ты милый джентльмен, поговори с ними! – Мэрдок попытался по-киношному хлопнуть ресницами.
Эбби хихикнула.
– Может, в дом зайдёте?
У Мэрдока всегда были свои способы делать выводы о людях по их жилищу. Вот и сейчас, пока Ганнибал и БиЭй разговаривали с женщинами, а Эми работала средством, вызывающим доверие – то есть увлечённо умилялась пухлому младенцу, – Мэрдок с любопытством оглядывался.
Любительские фотографии на стенах – сразу аргумент «за», забытая лопата в углу – тоже, вот полка с аккуратно расставленными наградами – уже хуже, но похоже, что к ней давно не притрагивались – хорошо, значит, идёт в минус не всему дому, а кому-то одному в семье.
Прислушиваться к разговору он тоже не забывал, и таким образом узнал, что муженёк хорошенькой Мэри (о! – сказал себе Мэрдок, – вот чья полка, правильно она мне не понравилась) с концами пропал в большом городе; Эбби Портер как раз повстречалась им на крыльце почты: только оттуда она могла бы позвонить в другой город бесплатно. Звонила она пропащему на работу, и выяснила, что и там знать не знают, куда он делся.
– Ну и зачем вам такой мужчина? – сразу же повернулся к Мэри Красавчик. – Бывают и получше.
Почувствовав на себе взгляд БиЭя, Красавчик прокашлялся и деликатно умолк.
Мэри, впрочем, как показалось Мэрдоку, обиделась не сильно. И, судя по дальнейшему рассказу Эбби, их обеих волновало не столько то, что парень смылся в принципе, как то, что смылся он не в сезон.
– Урожай пропадёт, – развела руками Эбби. – А нанять некого, да и…
– Только-то! – радостно перебил Мэрдок. – Красавчик, подтверди, я всегда мечтал побыть сезонным рабочим!
– Меня не впутывай, – пробормотал Красавчик. – С меня хватило того раза, когда ты меня заманил лес рубить.
– Он рубил лес? – оживился БиЭй. – Псих, иногда ты мне нравишься.

– Эми, – Мэрдок практически вытащил её во двор и теперь с очень серьёзным видом почти шептал ей на ухо, – всё-таки найди мне её, а?
– Эми, – выскочил на крыльцо Красавчик, – я за инструментами, составишь мне компанию?
– Ты – копать, – вмешался БиЭй. – Вот уж на что я точно никогда не нагляжусь.
– Копать – я! – подпрыгнул на месте Мэрдок. – Знаешь, как это полезно для мозгов? Знаешь, что в мышцах вырабатывается молочная кислота, прямо как в молоке? А это значит – если хорошо поработать, немножечко станешь вертикальной лужей кислого молока!
И под бодрый трёп Мэрдока Красавчик всё-таки проскользнул в фургон, утащив за собой и Эми.
Быстро возвращаться он явно не собирался.

Библиотекарша, полная, седовласая, в невыносимо сиреневой блузке, смотрела на Эми с подозрением. Даже, – мысленно поправила себя Эми, – с Подозрением, так точнее.
– Видите ли, мисс, – Эми сощурилась, разбирая декоративный шрифт на табличке на столе, – Кинг, мой… брат, его усыновили, так вот он слышал, что где-то в этих краях у него есть кровные родственники.
Она толкнула Красавчика в бок, но тот и без напоминаний уже изобразил на лице соответствующую гамму эмоций.
– Брат? – шёпотом поинтересовался он, пока суровая мисс Кинг выписывала временный читательский билет.
– Ага. Я хочу чтобы ты посидел тут и построил глазки этой Кинг, а то вдруг она решит, что мы ищем что-то страшное.
Красавчик выразительно закатил глаза.

Лоррейн нашлась.
В подшивке газет шестилетней давности. Правда, не в новостях или объявлениях, как надеялась Эми: Мэрдокова девица-призрак как минимум однажды в своей земной жизни написала сентиментальное стихотворение о красотах родного края и, разумеется, попала в местную газету. Других следов «Лоррейн Д., Колд-Спрингс», похоже, не оставила. Ни фотоснимка, ни сообщения о свадьбе, ни некролога.
Из соседнего зала слышался женский смех: похоже, Красавчик очаровывал библиотекаршу во всю мощь. Эми даже слегка позавидовала: ей при всём старании никогда не удавалось так быстро расположить к себе любого собеседника, пусть даже и только на время разговора.
Эми положила очередную стопку газет на место, привычно пожалела, что до этого городка ещё не добрался прогресс в виде микроплёнок – или добрался, но даже самым обаятельным приезжим его не полагалось.
И на первой странице газеты посвежее Эми увидела знакомое имя.

– Один мой приятель писал про него, – рассказывала Эми. – Этот Стэнфорд скупает земли по дешёвке, обычно, – она посмотрела на внезапно подобравшуюся Эбби, – у разорившихся фермеров. Боб говорил, что к разорению он порой тоже руку прикладывает.
– Чёрта с два я что продам невесть кому, – отчеканила Эбби. – Так я тому южному пижону и сказала. Подумаешь – неудачный год выдался.
– Мисс Эбби, вопрос серьёзный, – Ганнибал смотрел на неё с очень заметным уважением. – Вам действительно не нужна другая помощь, кроме разового сбора урожая?
– Разумеется, – гордо произнесла Эбби. – Я была дура, что положилась на этого щенка, моего зятя, но больше уж такой глупости не сделаю. И Мэри тоже. Ведь правда, дочка?
Мэри вздохнула, зато ребёнок у неё на руках бодро замахал сжатыми в кулачки ручонками и громко загулил.
– Эми, а ведь ты могла бы раздобыть побольше информации, а мы могли бы слить её по самым разным направлениям, – добавил Красавчик. – Так, для подстраховки.
– А копать когда будем? – вновь не выдержал Мэрдок.
И копать его всё-таки отправили. А вместе с ним – и Красавчика.

В Колд-Спрингс они задержались на неделю.
Красавчик, кажется, ненадолго нашёл общий язык с Мэри, но потом получил от ворот поворот; Мэрдок как-то вечером подрался с двумя местными котами, отбивая у них Билли; БиЭй окончательно очаровал старушку Эбби, попросив научить его готовить печенье с творогом.
– А это кто? – уже перед отъездом спросил Мэрдок, показывая на фотографию, которой не видел раньше.
Эбби грустно улыбнулась
– Дочка моей сестры, она уж пятый год как померла, сердце, видишь ли.
– Это она, – громко прошептал Мэрдок, когда фургон уже отъехал от ворот фермы Абигейл Портер. – Эми, про неё тоже напиши, а?
Лоррейн он больше не видел.
С того самого момента, как фургон вывернул на шоссе, и она ещё раз мелькнула в тени, около указателя.
– Интересно, – спросил тогда Мэрдок, – она специально искала кого-нибудь, кто помог бы её родне с фермой?
БиЭй обернулся, хотел было выругаться, но покачал головой и только усмехнулся.
– Может, ей просто здесь нравится, – задумчиво сказала Эми.
– Ганнибал, она уже соглашается с Мэрдоком, – заметил Красавчик. – Мы просто-таки обязаны её оставить!

***
Девочка из давным-давно приходила снова.
Стояла у его кровати – сейчас Мэрдок заметил, что девочка была мокрой с головы до пят, но капли, падавшие с её волос и подола рубашки, исчезали, не долетая по пола. Стояла и смотрела. Когда он пытался заговорить, она прикрывала рот ладошкой, тихо смеялась и исчезала в воздухе. Кроме неё не приходил вообще никто, так что Мэрдок был рад и компании неразговорчивого призрака – ведь даже Билли почему-то держался в отдалении, и лишь иногда Мэрдок слышал его тоскливый вой.
Иногда Мэрдоку снилось, что девочка манит его за собой, и он послушно идёт, тащится по берегу той заболоченной речушки, где они встретились впервые.
Потом перестала приходить и она.

Она принесла в ладошках горсть чистой воды – сколько уж донесла – и выплеснула ему в лицо.
Мэрдок подскочил, отплёвываясь, и тут в глаза ему удалил солнечный свет, и он вдруг понял, что до этого находился в темноте.
– Эй, – громкий голос прямо над ухом чуть не оглушил. – Ребята, он очнулся.
– И незачем так орать, – попытался было сказать Мэрдок, и с третьей попытки у него получилось.
– Ты то ли перегрелся, то ли перетрудился, – рассказывал ему Красавчик. – Только вылезли из фургона на заправке, только я отвернулся – а ты уже валяешься.
– Я могу, – по возможности гордо изрёк Мэрдок. Огляделся. С удовольствием отметил, что даже на мрачной физиономии БиЭя виднелось довольное выражение.
Всё было хорошо.
Про девочку Мэрдок опять не сказал ни слова, зато следующие пару дней увлечённо живописал всем, кто попадался под руку, о странствиях бестелесной души в космосе. Идею он когда-то давно подхватил в жёлтой газетке и с тех пор мечтал опробовать на неподготовленном слушателе.

***
Мэрдок не ожидал, что Эми Аллен привезёт ему статьи сама. Того, что она приедет одна – тоже. Надо же.
Журналистское расследование о Майке Стэнфорде Мэрдок просмотрел по диагонали и тут же забыл – если что, распоряжаться информацией не ему, а в том, кто всё будет проделано в лучшем виде, он не сомневался. Зато эссе о сельских поэтессах, в котором изрядная доля текста приходилась на печально скучную историю жизни его девушки-призрака, Мэрдок прочитал очень внимательно и даже попросил у Эми ещё одну копию.
– Я им уже отправила, – догадалась она.
– Отлично. Эми, я хочу тебя кое с кем познакомить, это Барти, он тебе понравится.
Знакомство, правда, не состоялось, Бартимеус отчаянно стеснялся и показал только кончик хвоста.
Мэрдок мысленно махнул рукой и попытался настроиться на будущие приключения. Не получалось.
– Когда я считаю, нас двое, лишь ты да я, – медленно продекламировал он, глядя в газету, словно читая между строк.
– Знаю, всегда кто-то третий рядом с тобой, – после краткого раздумья добавила Эми. – В школе доклад писала.
– Может, мне чокнуться? – подмигнул ей Мэрдок. – Хоть перестану считать, что что-то не так.

***
БиЭй изо всех сил старался не вслушиваться в болтовню за спиной: Мэрдок опять оседлал любимую тему и увлечённо трепался о воробьях и их способах общения. Судя по некоторым звукам, Красавчик уже давно дремал и сквозь сон наугад отвечал «ага» и «надо же».
Жалеть о том, что не позаботился сразу починить радио, было как-то глупо – всё равно ничего не изменишь, придётся терпеть до ближайшей долговременной стоянки. А сейчас были дела и поважнее.
Например – не заблудиться самим и при этом скинуть-таки с хвоста особо упрямый «БМВ». Пару поворотов назад БиЭй предложил притормозить и выяснить, что этим странным людям – другие в его представлении на канареечно-жёлтой машине ездить бы не стали; да даже психи типа Мэрдока, и те не стали бы – что этим очень странным людям от них нужно. Ганнибал не согласился: мол, оторвёмся и чёрт с ними.
И колесить по незнакомым дорогам пришлось ещё долго, серьёзно поговорить было бы быстрее раз в десять. И действеннее раз в сто, в этом БиЭй не сомневался. Но раз уж у полковника гуманное настроение, ничего не поделаешь.
И если бы ещё только Мэрдок заткнулся – жизнь стала бы намного проще.
– Эй, – БиЭй повернул зеркало заднего вида так, чтобы разглядеть лицо Мэрдока, – если ты не можешь заткнуться, лучше пой. Только не про единственное солнышко и не эту твою про души маленьких зелёных человечков.
Мэрдок козырнул и после короткого раздумья исполнил довольно оригинальную версию «Жёлтой розы Техаса», отчаянно фальшивя на высоких нотах.
На середине он спутал слова, пробормотал «Вот как-то так» и начал сначала.
– Да достану я новый приёмник, достану, – простонал Красавчик.

БиЭй уже почти закончил с новым приёмником, когда поднял голову и увидел за лобовым стеклом лицо.
Незнакомое, полупрозрачное, разглядеть как следует его не получалось – изображение дрожало и расплывалось.
– Ты что, тоже его видишь? – дрожащим голосом спросил Мэрдок у БиЭя из-за плеча.
– Ничего я не… – привычно начал было БиЭй, но осёкся, понимая, как глупо выглядит. – Да, вижу, только не говори никому, а то получишь.
– Вали всё на меня, – уже увереннее заговорил Мэрдок, – Ну, типа я вижу и пугаю тебя, я переживу.
Губы на призрачном лице шевельнулись, складывая беззвучные слова. А затем всё пропало.
Ещё никогда искушение просто взять и начать отрицать всё не было так сильно, но БиЭй всё же справился.
– Слушай, Мэрдок, что оно сказало-то?
– По-моему – болото.
– Да тут везде болото! – БиЭй разозлился и ему сразу стало легче.

@темы: The A-Team - Ганнибал, The A-Team - БиЭй, The A-Team - Красавчик, The A-Team - Мэрдок, The A-Team - Эми Аллен, Категория - джен, Рейтинг - G, Фэндом - The A-Team