[Yozhik]
a.k.a Valery // С похмелья я всегда трансперсонален
Название: Мой дом – моя крепость
Фэндом: A-Team
Пейринг/Персонажи: ОЖП, Ганнибал, Красавчик, БиЭй, Мердок, безымянные злодеи для массовки
Рейтинг: PG
Содержание: ёж, фретка, заяц и манул заходят в бар…
Примечания: фурри!АУ, автор курит Рэдволл, автор идиот

Тилли мерила шагами полянку, то и дело тревожно вскидывая ушки на каждый шорох и не забывая коситься на старый дубовый пень – там, в ямке под корнями, пригревшись, пушистой кучкой дремал, сопел и ворочался весь выводок её братьев и сестёр.
Юная полёвка была в бешенстве – и, одновременно, в растерянности.
Она знала – чай, в её роду дураков и дур не было, да и обделённые нюхом не рождались – что вокруг заливных лугов, где вот уже полсезона её семья усердно строила большую, на много-много обитателей, нору, недавно начали появляться хищники. Она знала, что родители и старуха бабка тоже знают. Она знала, что они собираются бросить всё и перебраться куда-нибудь подальше.
Тилли была в бешенстве.
Она нарезала круги по полянке, не замечая ни тепла, ни света, ни острых камней под лапами.
– Сударыня, а вы знаете, что скоро протрёте тут травку до самого ядра земли? – раздался из зарослей весёлый голос, и Тилли подпрыгнула.
Приземлилась на тот самый камень, поджала лапу, не успев даже задуматься, что делает, и неуклюже плюхнулась на землю.
Глупо, но в первую очередь Тилли подумала о новом, совершенно новом платьице, которое сама помогала шить. И зарыдала, как не плакала с детства, с тех пор, как совсем детёнышем попыталась поймать яркую сонную пчелу.
– А теперь ещё и размоете ядро, – из тех же зарослей высунулась лапа, сжимающая пучок мха. Тилли растерянно поморгала, мох взяла и попыталась вытереть глаза. Всё это было настолько неожиданно, что она забыла испугаться.
Вслед за лапой показался и её обладатель – потрёпанного вида заяц с букетиком цветов за ухом.
– Ну, красавица, по какому поводу потоп? – он уселся рядом и весело подмигнул.

Тилли долго смотрела на зайца с подозрением. То ли потому, что он был слишком уж общителен и дружелюбен, то ли потому, что, не дождавшись ответа от неё, он тут же попытался завести беседу с торчащей из земли веткой. И даже умудрился с веткой поругаться.
Тилли хихикнула. Прикрыла мордочку лапками. Смущённо выглянула. И всё-таки заговорила.
Проще всего оказалось выпалить всё единым духом – вышло что-то в духе «нас примериваются не то выгнать, не то сожрать, а это который раз, а мне всего пять сезонов!»
Заяц кивнул, сообщил ветке: «Ты только послушай, какой ужас», – и бодро дёрнул ушами.
– Красавица! – громко воскликнул он. – Кажется мне, один мой друг оторвёт мне хвост, если я не скажу, что вы только что обратились к тем, к кому надо.
И прежде чем Тилли поняла, что услышала, заяц подпрыгнул, хлопнул лапами и довольно-таки мелодично завыл, задрав голову.
– Вот поэтому меня прозвали Воющим психом, – буднично сообщил заяц, переведя дух. – Пошли, красавица, наймёшь нас честь по чести.
Тилли помотала головой, повернулась к старому пню – и ещё раз упала, не успев толком подняться. Аккурат рядом с спящими малышами сидел здоровенный зверь, больше всего похожий на дикого кота, как описывала их бабушка.
– Спокуха, – дёрнул ухом заяц. – Свои.
Если бы Тилли оглянулась, она увидела бы, как у неё за спиной, дрожа и спотыкаясь, по возможности бесшумно отступают в лес две крысы.
– Покараулишь?
Кот – или кто там, в рассказах коты были меньше, тоньше, и уж точно не красили шерсть в яркие цвета и не носили на лапах украшения – недовольно фыркнул и мрачно покосился на зайца.

Полёвка ожидала, что, говоря о «нас», заяц имел в виду, может быть, странствующий отряд своих сородичей, которые попадались ещё то там то там и частенько нанимались в проводники или охранники, обычно за еду.
Увидеть зверя, похожего на разряженного кота, старого, но крепкого ежа и хищного вида неизвестное существо (которое первым делом поинтересовалось: «Кстати, а что вы делаете сезонов эдак через шесть вечерком?») она не ожидала ну никак.
Ещё больше её удивило то, что, только-только проснувшись, её младший братишка попытался взобраться на кота, и кот позволил. Не зарычал, не ощетинился. Даже лапу подставил.
– Я её первым нашёл! – гордо объявил заяц. – Ну вот, красавица, это Ганнибал, – ёж сдержанно кивнул, – это Красавчик, ты не смотри, что он хорёк, он не хорёк, он из людского города сбежал, – неизвестное существо махнуло хвостом, – а этого добряка кличут Дурной нрав.
– Помолчи, – фыркнул кот. – Пусть мышка расскажет, в чём дело.
У Тилли уже голова шла кругом, но она глубоко вздохнула и ещё раз повторила свою историю. На сей раз – поспокойнее и поподробнее.
– Ганнибал, надо бы взяться, – кот по кличке Дурной нрав весьма не соответствующим прозвищу образом осторожно погладил мышонка. – Тут крысами пахнет, а это небось те, которых мы у водопада спугнули.
– Надо, – ёж наклонился, сорвал травинку и сунул в рот. – Если что-то делаешь…
– Надо делать это хорошо, – подхватил Красавчик. – Нам-то можешь не повторять, мы целую книгу твоих мудростей написать можем.
– И половину этого ты точно не говорил! – добавил заяц.
Ёж закатил глаза и выразительно вздохнул.
– И ведь сам воспитал, – пробормотал он себе под нос. – Ну что ж, мисс..
– Т-тилли, – полёвка продолжала удивлённо хлопать глазами. Таких зверей она ещё не встречала.
– Мисс Тилли, показывайте нам вашу крепость. Будем защищать.

Обычно ей приходилось ловить малышей, уговаривать их держаться за лапки и не разбегаться, но сейчас четверо дружно взобрались коту на спину, и только самый младший цеплялся за подол платья Тилли
Сама она уже почти смирилась с необычностью происходящего и даже не пыталась гадать, как отреагируют старшие, малыши радостно верещали, заяц носился туда-сюда – так, что в глазах рябило – и, посвистывая на беличий манер, оглядывал дорогу, а ёж расспрашивал Тилли о здешних местах. Она отвечала, не особо-то понимая, какое значение имеет, что растёт вокруг их будущей норы, да далеко ли луга, да нет ли рядом ручья.
А потом она споткнулась и уткнулась мордочкой в землю, а совсем лёгонький малыш от толчка покатился кубарем, – Тилли подняла голову и чуть не задохнулась, – прямо под ноги крысе с ржавым ножом.
Тилли завизжала и рванулась вперёд, готовая вцепиться зубами во что угодно, но тут перед ней скользнула гибкая тень – и хорёк Красавчик уже отскочил в сторону, прижимая к себе малыша, а откуда-то сверху на крысу обрушился заяц, метко впечатавший ей в лоб пятку. Крыса рухнула на землю и затихла.
Заяц и хорёк переглянулись и хором присвистнули.
Тилли охнула и, чтобы чем-то занять дрожащие лапы, принялась расправлять окончательно загубленное платьице.
Красавчик ловко подхватил её под локоть.
– Ладно, ладно, милая, успокойтесь, давайте я вам про людей расскажу, говорят, их не бывает, но вот мой друг рассказывал, что даже болтать на их наречии умеет.
– Только когда не высплюсь, – хохотнул заяц. – Командир, я пробегусь вперёд, расчищу дорожку, если что.
И, не дожидаясь ответа, с уже знакомым Тилли воем унёсся.

– Хочешь быть белкой? – спросил заяц у малыша, получил в ответ кивок и скомандовал: – Тогда цепляйся, будем следить.
По деревьям, как оказалось, заяц лазил не хуже чем прыгал, даже с восторженно визжащим мышонком за плечами.
Красавчик увлечённо убалтывал бабушку и родителей – Тилли не верила собственным глазам и ушам: они убалтывались. Ганнибал с искренним восторгом оглядывал сваленные в кучу инструменты. Кот обошёл нору кругом, позаглядывал в двери и довольно заурчал.
– А ничего нора, командир, подстроить малость, и будет взаправду крепость.
– Воистину, мой друг, а как тебе вот это?
– Ооо, – тут кот насторожился и пошевелил усами. – Ганнибал, ещё ничего не началось, а тебя уже вот-вот понесёт.
– А что толку, – ёж шумно пошевелил иголками, – даже если эти дурни нападут, будет не сложнее чем ручей переплыть.
– Жаль дурней, – хмыкнул кот и легко подхватил два тяжеленных бревна.

Тилли упорно пыталась понять, что они делают. Не удавалось.
А вот влетевший с радостным воем в нору заяц, казалось, понял с полувзгляда, присвистнул, усадил малыша на камень, ухватил полные лапы опилок и унёсся.
– Тронутый, – коротко сообщил кот. – Надеюсь, не распугает раньше срока.
– Не настолько же он тронутый, чтобы оставить командира без развлечения, – подмигнул хорёк. – Милая, пускай-ка все нервные и маленькие спрячутся в той милой комнатке с едой, сейчас будет шумно.

Сама Тилли прятаться не стала, хотя и чувствовала, что весь её запас злости и храбрости – за все-все-все прожитые сезоны – разом израсходовался впустую там, на дороге. Лапы подкашивались, но она честно пыталась подтаскивать Ганнибалу инструменты, уже даже не задумываясь, что он делает из бревна, палок и бочонка подпортившихся овощей.
– Всё путём, мышка, – тяжёлая кошачья лапа осторожно коснулась её плеча.
Тилли снова задумалась, что же такого дурного могло быть в характере этого кота. Вот с зайцем Воющим психом всё было ясно – выл он и впрямь замечательно. Даже полусказочные волки, которых Тилли представляла себе весьма смутно, так хорошо бы не справились.
– Он прав, – кивнул ёж. Выудил откуда-то очередную травинку и сосредоточенно начал её жевать. – Слышите?
Даже Тилли различила топот, голоса – и жизнерадостный заячий хохот.
– Красавчик, ты с мисс Тилли отвечаешь за катапульту.
Хорёк неожиданно серьёзно кивнул. Правда, тут же расплылся в улыбке и громко прошептал:
– Правда, на катапульту эта штука похожа как я на сойку.
Кот прогнулся, потягиваясь, и громко заурчал.
– Делать нечего, – мурлыкнул он. – Пойду вмажу паре придурков, авось это их уймёт.

@темы: The A-Team - БиЭй, The A-Team - Ганнибал, The A-Team - Красавчик, The A-Team - Мэрдок, Категория - джен, Рейтинг - PG, Фэндом - The A-Team